Архив рубрики: Тексты

Котолак в заброшенном склепе

День первый

Понедельник, начало сентября, Солнце в Деве, Луна растёт (Козерог-Водолей)

Наст сидел на скамейке в парке и наблюдал за тем, как аккуратный белый пёс, вытянувшись в струнку, тащит за собой на буксире грузную хозяйку, пальпирующую смартфон, дымящую сигаретой.
— Здесь врастаю — сказал он сам себе и откинулся на спинку.
Сгущалась осень. Солнце с точностью часового механизма спускалось из зенита к закату и только что не тикало.
Ему было хор-ро-шо. Ничего не болело, не ныло, не беспокоило. А еще, в кои-то веки, ему было интересно жить.
— Белая Луна, бел-ла-йа-а-а… — напевал Наст, катал во рту звуки, раздувал ноздри, выпячивал губы, артикулируя, облизываясь, даже подвывая тихонько.
Рядом с ним на скамейке были: зеленая школьная тетрадка в клетку, три новых шариковых ручки и шуршащий пакет с едой — кефир, хлеб, куриные крылья в вакууме и венец творения — плитка шоколада — молочного, мягкого шоколада, в фольге и в бумажке!
А еще у него сегодня был аппетит — о, счастье, о, радость бытия, дда-а-а!
Наст принюхался к хлебу, попытался учуять запах через полиэтилен. Потом, не торопясь, смакуя момент, острым когтем левого мизинца вскрыл упаковку, внюхался как следует, впился зубами, оторвал горбушку. Уже торопливо, с полной пастью, свернул крышку с кефира, захлебнул.
Стало вообще отлично!
Читать далее Котолак в заброшенном склепе

Via Dolorosa

со всеми остановками…

Лиловый шар несбывшейся войны сияет нам из окон еле-еле, когда на фронт, как братья да сыны, винтовки взяв, запрыгнули в шинели. Ведь у войны нет дела своего, кроме того, чтоб плоть в нечестьи мучить, весь мир нам чудится ободранным нутром пещеры, с выходом в иное, в дальше, в лучше…

Так время плачет, влагою стекла дробится, плавится и медленно мерцает, так жизнь ручьем, по капле, из нутра, стекает вниз и на асфальте тает. А за окном теперь видны поля, деревья, лес, дорога и равнина. Асфальт шуршит, как поутру метла, как дышит на морозе мешковина.

У смерти много облачений: вот, спустился вечер, умер день, и что же? Теперь ты знаешь. Ты уже постиг. Прости нас, Боже. Сохрани нас, Боже.

Моё православие


От хорошей жизни люди не ищут Бога,
от хорошей жизни люди не пишут тексты…

стихотворение автора

Предисловие и пояснение
Из короткого разговора с детьми в православном летнем лагере мне стало понятно, насколько путь к Богу для моего поколения отличается от нахоженных троп всех, идущих за нами следом. Я хочу написать об этом — чтобы прояснить все возникающие вопросы лично для себя, прежде всего. Возможно, вероятно, не исключено, что эти же слова помогут кому-то еще разобраться в главном.
Спасибо глазам, что прочитали этот текст. И спаси нас всех, Боже.

Читать далее Моё православие

Аннотации

i_019Это даже еще не связный текст пока, а презентация новой рубрики. Дело в том, что я решила последовать примеру прадедушки Васи — а у него была привычка на каждую прочитанную книжку писать хотя бы абзац отзыва. Ну и так совпало, что я сейчас читаю подробную, спокойную биографию Льюиса Кэрролла, написанную его переводчицей Ниной Демуровой. И многое для меня стало новостью, и хочется высказаться и запомнить. Например то, что Кэрролл всю жизнь вел журнал своей корреспонденции и отправил-получил около 100 000 писем. Впечатляет! Сейчас он был бы тысячником в жжж, не иначе. А еще он единственный только раз в жизни покидал свой зачарованный английский остров. И побывал не где-нибудь, а в России. О как!
Вот дочитаю до последней точки и напишу как следует и связно.
Кстати о птичках. Фото молодого Чарлза Доджсона, задумчиво выпрыгивающего из окна, очень подходит к оформлению этого сайта. Решено, завтра же накидаю новую шапку с его лучшими портретами. Надеюсь вы в курсе, что он был еще и фотографом.

Немножко истории с географией

blue heart
— Здесь же нет ничего, тут пустота, ну как же вы не видите этого, как живете тут, на этом болоте чертовом — рассказываешь ты мне, поглядывая остро светлыми глазками, разбалтывая кофейную гущу по стенкам чашки.
Читать далее Немножко истории с географией