Три русские сказки


Курочка Ряба. Репка. Колобок.

Три источника, три составные части… Нет, не марксизма. Эти три истории пережили и Маркса, и всех царей, и СССР. Видимо, они останутся эталонными для роста и обучения русского человека даже в грядущем веке. Но что в них такого? Как эти краткие рассказы устроены и чему учат ребенка?
Это истории о стариках и детях. О бабушках, дедушках и животных. В них нет молодых родителей. Есть действие, происшествие и странствие. Есть глупость. Есть смерть. Есть победа.
Животные в этих сказках говорящие и разумные. Они не просто кудахчут, пищат и рычат, а вступают с героями в полноценный диалог. Старики в этих сказках творят: сажают репку, замешивают колобка, бьют золотые яйца. Это — сказки о голоде. О победе над ним. О способах решения продовольственной проблемы при помощи добрых животных и растений. Это чисто русские истории – должно быть где-то за кадром прошел очередной Батый-Мамай-мор-война-Мороз Иваныч, в деревне остались только старые да малые и их домашнее зверье. Как жить дальше? А вот как, смотрите.

Сказка первая. Курочка Ряба.
***
Жили-были дед и баба, и была у них Курочка Ряба. Снесла курочка яичко, не простое, а золотое. Дед бил-бил, не разбил. Баба била-била, не разбила. А мышка бежала, хвостиком махнула, яичко упало и разбилось. Дед плачет. Баба плачет. А курочка кудахчет – не плачь, дед. Не плачь, баба. Я снесу вам яичко другое. Не золотое, а простое.
***
Тут хорошо все. Во-первых, курица, несущая драгоценные яйца старикам. Во-вторых, процесс разбивания золотого яичка. В третьих, коварная мышь. В четверых, плач над разбитым яйцом. И, наконец, обещание говорящей курочки – я снесу вам простое, съедобное яйцо, не плачьте, люди.
Ребенок немедленно учится отличать простое яйцо от золотого, как солнечный свет от лунного. Учится бить по яйцу. Учится плакать об утрате. Учится успокаиваться. С восторгом ждет, когда же побежит коварная, глупая, неловкая мышь, машущая хвостиком-хлыстиком. Под эту сказку ребенка кормят вареным яйцом, которое само по себе чудо питательности, красоты и вкуса. Интереснейший объект для наблюдения, взаимодействия, игры. Сваренное вкрутую яйцо вертится на столе как волчок. Разбитое сырое яйцо не годится в пищу, над ним только плакать и остается. Яйцо само по себе драгоценность. Это потенциальный новый мир. Интересно, когда курочка сносит волшебное золотое яичко, дед немедленно пытается его разбить, испытать на прочность. Посмотреть, что же внутри. А оно золотое, читай – крепкое, небьющееся. Баба подключается к процессу, тоже пытается это диво-дивное разрушить. Ничего не получается. И тут на сцене мышь, машущий хвост, падение, слезы. Ребенку все интересно. Он не понимает, что лишился пищи. Он не понимает, почему плачут дед и баба. Но тоже ревет за компанию. И, наконец, чудесная курица, за горстку зерна, защиту и тепло дома ежедневно несущая людям яйца. Она говорит всем – не плачьте. Завтра будет новый день. Новая пища. Потерпите.
Когда эта сказка осознана, отыграна, много раз повторена, ребенок уже точно знает – во-первых, курицы разговаривают. Во-вторых, завтра будет новое яйцо. В-третьих, мышь на столе – быть беде. И здесь всё правда, это простейшие законы гигиены, быта и жизни крестьянина. Сказка обучает аккуратному обращению с хрупкими предметами. И в то же время учит их ломать. Это удивительная история. Это миф о дне и ночи, о солнце и луне, о круговороте суток. В ней три времени – прошлое, рассказ о гибели золотого яйца. Настоящее, слезы по разбитому золотому чуду. И обещание будущего. Простого, сытого будущего. Кстати, философский вопрос о яйце и курице здесь решается в пользу курицы. Яйцо возникает из курицы, точка. В общем, по этой сказке можно смело писать диссертацию по языкознанию, семантике и педагогике, но я не стану.
Вспомнилась история из жизни моей семьи. В голодные тридцатые годы в далеком Забайкалье жила-была девочка Манька. Ей было пять лет, она очень любила сладкое. В деревне была лавка, где меняли сельские продукты на городские. Яйца там меняли на конфеты, например. Подружка подговорила Маньку сменять яйцо на леденец. Утром девочка вытащила из курятника яйцо и тайком поменяла его на конфету, ничего не сказав матери. Мать все узнала. Она тоже ходила в ту лавку, и продавщица ей все рассказала в тот же день. На завтра Маньку поймали на горячем – на выходе из лавки, с новой конфетой за щекой. С тех пор Манька не брала чужого. Ей было очень стыдно. Стыдно перед подругой, перед матерью, перед продавщицей. И она прожила еще девяносто лет, не воруя. Вот такая история.
Итак, первая сказка была о глупости людей, категория 0+.

Сказка вторая. Репка.
***
Посадил дед репку. Выросла репка большая-пребольшая. Стал дед репку тянуть. Тянет-потянет, вытянуть не может. Позвал дед бабку. Бабка за дедку, дедка за репку. Тянут-потянут, вытянуть не могут. Позвал дед на помощь внучку. Внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку. Тянут-потянут, вытянуть не могут. Позвала внучка на помощь Жучку. Жучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку. Тянут-потянут, вытянуть не могут. Позвала Жучка на помощь кошку. Кошка за Жучку, Жучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку — тянут-потянут, вытянуть не могут. Позвала кошка на помощь мышку. Мышка за кошку, кошка за Жучку, Жучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку — тянут-потянут, тянут-потянут, тянут-потянут — и ВЫТЯНУЛИ репку!
***
Здесь тоже все хорошо. Это история по математике, физике, биологии и соборном труде.
Смотрите, курицы нет, а питаться надо. В семье деда много дармоедов – и внучка, и Жучка, и кошка, и паразитка-мышка. Про бабку умолчим, про нее ничего не говорится, кроме того, что на зов деда она прибегает первая. Дед весной посадил питательный корнеплод. Репка выросла большая, чтобы всех прокормить. Настолько большая, что одному и не вытянуть. Зовем бабку. Не получается! Зовем внучку. Тоже провал. Зовем Жучку. Не идет репка! Умница-Жучка договорилась с кошкой. Тянут-потянут, но не идет репка из земли. Кошка проявила чудеса дипломатии и договорилась с мышкой. И только с помощью малютки мыши репку вытянули.
Ребенок немедленно обучается коллективному расшатыванию репки. Осознает, что есть вещи, которые одному не осилить. А дружным коллективом вполне можно справиться. Дед + бабка + внучка + Жучка + кошка + мышка — это сила! Шесть персонажей впрягаются и вытягивают из земли не просто репку, а огромную Репищу!
Ай, молодцы какие! Это — история победы.
Здесь вовсю биология с анатомией — рассказ о земледелии, рождающей земле и крупном плоде этой земли. Еще и тайный рассказ о самом ребенке, о его рождении на свет божий. Роды – тяжелый женский труд. Репку ждут все – и вот она! Но явно об этом не говорится, конечно же.
Интересна роль животных. Они — тоже семья и вносят свой вклад в общий труд. Ребенок, слушающий эту историю, видит разницу сил и габаритов героев — сильный дед, послабее бабка, еще меньшая внучка, шебутная Жучка с ее лающим энтузиазмом, дипломатичная кошка, крохотная мышь, неизвестно почему согласившаяся участвовать в этом буйстве – и вот она, репка! Всем радость, всем пища. Всем, кроме кошки. Но кошка умна, найдет себе еду. Ту же мышку, если она не будет проворна и быстра. Опять биология – кто кого ест, кто с кем дружит.
В итоге ребенок учится считать до шести. Шесть – первое совершенное число, складывается из тройки, двойки, единицы. Тройка – это люди: дед, бабка и внучка. Двойка — домашние звери, Жучка и кошка. И вдобавок неожиданный, чудесный помощник – мышка, единичка. Пятерки героев для решения проблемы репки не хватило. Чуть-чуть, но не хватило сил. Понадобилось чудо – мышонок. В этой сказке действует шесть активных персонажей, но присутствует и седьмой герой – собственно, сама Репка, огромная, посаженная дедом, выросшая для всех. Ребенок незаметно для себя учится всей этой физико-математической премудрости на «простом» примере из жизни. На самом деле — на очень непростом примере. Ты сперва посади эту репку. Ты вырасти ее. Ты дождись, пока она вырастет большая. Вытяни ее. Приготовь ее съедобно. И будет счастье всему дому. Даже мышке.
Это история еще допетровских времен. Картофель не завезли, а репу народ вовсю культивирует. Для более старших детей есть интереснейший рассказ про корешки и вершки, про мужика и медведя, но это уже совсем другая история о социальных взаимоотношениях, категория 7+.
Итак, вторая сказка – о процветании, о семье и дружном труде всем на радость, 3+.

Третья сказка, Колобок.
Это сказка о смерти. Страшная сказка. Она с песнями, танцами и путешествием, но суть ее — гибель героя. Такое можно уже всерьез объяснять с пяти лет, когда у ребенка вовсю включается осознание собственной смертности.

***
Жил-был старик со старухою. Просит старик:
— Испеки, старуха, колобок.
— Из чего печь-то? Муки нету.
— Э-эх, старуха! По коробу поскреби, по сусеку помети; авось муки и наберется.
Взяла старуха крылышко, по коробу поскребла, по сусеку помела, и набралось муки пригорошни с две. Замесила на сметане, изжарила в масле и положила на окошечко постудить.
Колобок полежал-полежал, да вдруг и покатился — с окна на лавку, с лавки на́ пол, по́ полу да к дверям, перепрыгнул через порог в сени, из сеней на крыльцо, с крыльца на двор, со двора за ворота, дальше и дальше.
Катится колобок по дороге, а навстречу ему заяц:
— Колобок, колобок! Я тебя съем!
— Не ешь меня, косой зайчик! Я тебе песенку спою, — сказал колобок и запел:
Я по коробу скребен,
По сусеку метен,
На сметане мешон
Да в масле пряжон,
На окошке стужон;
Я у дедушки ушел,
Я у бабушки ушел,
У тебя, зайца, не хитро уйти!
И покатился себе дальше; только заяц его и видел!..
Катится колобок, а навстречу ему волк:
— Колобок, колобок! Я тебя съем!
— Не ешь меня, серый волк! Я тебе песенку спою!
Я по коробу скребен,
По сусеку метен,
На сметане мешон
Да в масле пряжон,
На окошке стужон;
Я у дедушки ушел,
Я у бабушки ушел,
Я у зайца ушел,
У тебя, волка, не хитро уйти!
И покатился себе дальше; только волк его и видел!..
Катится колобок, а навстречу ему медведь:
— Колобок, колобок! Я тебя съем.
— Где тебе, косолапому, съесть меня!
Я по коробу скребен,
По сусеку метен,
На сметане мешон
Да в масле пряжон,
На окошке стужон;
Я у дедушки ушел,
Я у бабушки ушел,
Я у зайца ушел,
Я у волка ушел,
У тебя, медведь, не хитро уйти!
И опять укатился; только медведь его и видел!..
Катится, катится колобок, а навстречу ему лиса:
— Здравствуй, колобок! Какой ты хорошенький!
А колобок запел:
Я по коробу скребен,
По сусеку метен,
На сметане мешон
Да в масле пряжон,
На окошке стужон;
Я у дедушки ушел,
Я у бабушки ушел,
Я у зайца ушел,
Я у волка ушел,
У медведя ушел,
У тебя, лиса, и подавно уйду!
— Какая славная песенка! — сказала лиса. — Но ведь я, колобок, стара стала, плохо слышу; сядь-ка на мою мордочку да пропой еще разок погромче.
Колобок вскочил лисе на мордочку и запел ту же песню.
— Спасибо, колобок! Славная песенка, еще бы послушала! Сядь-ка на мой язычок да пропой в последний разок, — сказала лиса и высунула свой язык.
Колобок сдуру прыг ей на язык, а лиса — ам его! — и скушала.
***

Здесь тоже все работает как часы. Главные герои – дед и бабка. Курицы у них нет, но где-то за кадром мычит корова, потому что масло и сметана у бабки нашлись. Вот только с мукой напряженка, видимо, дело происходит ранней весной, корова уже доится, но зерно все высажено для будущего урожая. Однако на дне короба и сусека мука находится. Ах да, курицы нет, поэтому старуха и метет муку крылышком. Тут у меня из подсознания выползает летчик Алексей Маресьев и бабка, которая отпаивает его куриным бульоном. Куриный бульон – отличное лекарство от простуды, очевидно, зима была долгой и пришлось пожертвовать Рябой вместе со всеми ее несостоявшимися яйцами, и простыми, и золотыми, аминь.
Колобок готов, остужается и тут же сбегает. Он отлично понимает, что будет съеден. И бежит, но от судьбы своей не уходит. Драматические перипетии: встреча с зайкой. Встреча с волком. Встреча с медведем. Всем поется победная песня, усложняющаяся с каждым новым встречным пожирателем колобков. Враги растут по мощности – милый косенький зайка, суровый серый волк, косолапый великан медведь. Они все, в сущности, простые парни — прямо в лоб говорят герою, что съедят его. От таких не грех уйти. Четвертый герой — это ласковая льстивая смерть в облике симпатичной лисицы. Она начинает сразу с нежности. Хвалит колобка. Он исполняет ей песню. Не исключено, что песня лисице действительно по вкусу. И, скорее всего, она уже в курсе, что на этом куске печеного теста обломались и заяц, и волк, и медведь.
Дальше дело техники — зло в лице лисицы берет Колобка на жалость. Усыпляет его бдительность. Говорит — я старая, я глухая, спой-ка мне еще разочек. Колобок сдуру поет. Слушатель уже должен понять, что будет дальше, правда? И сказка нам не врет. Лисица не ест колобка немедленно, когда он поет на ее мордоче. Она тоже по-своему, по-лисьи, честна. Дает ему последний шанс. Продолжает с ним диалог.
— Спасибо, колобок! Славная песенка, еще бы послушала! Сядь-ка на мой язычок да пропой в последний разок, — сказала лиса и высунула свой язык.
Благодарит, хвалит, предупреждает, что разок будет последний. И тут же ам его!
Искренние слезы ребенка, занавес.
Это — сказка о смерти. Веселый колобок погибает. Это сказка об отваге и глупости. Рассказ о трех победах и одном смертельном поражении. Это про жизнь. Серьезнейшее предупреждение, что гибель — рядом, вот она. Очень важно, что русский ребенок с детства учится на этих трех историях. Это некий базис, основа основ. То, чему учат еще до детского садика. Как только дитя сажают за общий стол и приучают к иной человеческой пище, кроме материнского молока, в ход идут эти сказки. И это — драгоценность получше золотого куриного яичка. Пища уму, сердцу и душе. Нить преемственности. Путеводная нить поколений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.