Отрезвление

Песня Руматы Эсторского номер 3

Город мой, как птица Феникс —
В адском пламени воскрес.
Город мой, как птица Финист —
У изножия небес…

Ах, слезам моим не верят
Ни Москва, ни Магадан.
Ах, слезам моим не верят
Ни Стамбул, ни Тегеран.

Я родился здесь недавно,
Здесь всю жизнь свою прожил.
Прожил грустно, прожил славно,
В напряженьи слов и жил.

Но словам моим не верят
Ни Нью-Иорк, и не Потсдам,
И делам моим не верят
Ни Ханой, ни Амстердам.

Что ж, наверно есть надежда.
Может быть, и вера есть.
Но одно я знаю точно —
В мире есть любовь и честь.

Ведь словам моим поверил
Славный город Волгоград.
И делам моим поверил
Петебург, или Кронштадт.

В этой скользкой, долгой муке,
На бессолнечном пути —
Слышу киевские звуки,
И пытаюсь их найти.

И мне пофик, что не верят
Лондон, Оттава, Берлин,
И не важно, что забыли
Вена и Эруссалим…

Потому что это — правда.
Потому что жизнь — не ждет.
Потому что злая битва
По Земле уже идет!

Потому что надо — выжить.
Потому что надо — петь.
Потому что Хиросимой
Не хочу опять болеть!

Так сказал я, и отринул
От себя хмельной стакан.
Так сказал я, и отныне —
Лишь трудами сыт и пьян.

Встал я — трезвый, бледный, грустный,
Очень юный человек,
Закусил листком капустным,
И закрыл Страданий Век.

Потому что не хватаю
Я отныне воздух ртом!
Потому что мной отменен
Злобный пакостник Плутон!

Вот такие вот, ребята,
Нынче в печке пирожки.
Вот такие вот, девчата,
Нынче в небе огоньки…

7 февраля 2007 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *