Руна Хагалаз

hagalaz
Мне сегодня первый раз
Вышла руна ХАГАЛАЗ.
И теперь у моей милки
Синим станет левый глаз.

Авторская частушка

Я человек мирный. С очень глубокой чашей терпения. Краев которой часто не видят мои собеседники, коллеги и партнеры. За 37 лет существования я выработала одно полезное качество. Терпение. Это качество вовсе не было дано мне от природы. Поэтому при любом сдвиге равновесия оно покидает меня первым. Я гневаюсь. Все страшно удивляются. Как же так, ведь все было так хорошо и весело. И вдруг на ровном месте взрыв Хиросимы. Нет, не на ровном. Просто последняя сосчитанная мерная капля выплеснулась за края чаши. Кто не спрятался, я не виноват. Ховайтесь у бульбу, мадамы и жентельмены!

Холериком быть проще. Все и так знают, чего от тебя ждать…

Вспомнила про неопубликованный тут кусок виртуальной злобы трехгодичной давности.
Старый яд оказался неожиданно актуален.

Об истоках и корнях, о войне и мире
Навеяло сегодняшним модераториалом на экслере

Прожив под этим солнышком 34 года, хочу сказать одно — всему лучшему, что есть во мне, я обязана своим родителям. И не потому, что они у меня какие-то супер-пупер особенные. Нет. И не потому, что они у меня какие-то особенно счастливые. Тоже нет. Развелись мои мама-папа когда мне было 6 лет. Моя семья распалась, а на месте нее образовалось две семьи новых. В этих семьях дети — две мои сестры и брат. В этих семьях животные — коты, собаки. В этих семьях свои «погремушки», как и в каждой избушке. Но. Повторюсь. Скажу. Всему лучшему, что есть во мне, я обязана своим родителям. Своему сильному, умному, красивому отцу и своей сильной, умной и прекрасной матери. Аминь. Мама у меня — типа русская. Ну, ви меня поняли. Смесь бурято-казацкой бабушки из Забайкалья и еврея-деда, так и не узнавшего имени своего отца. А папа — чистокровный беларус. Деревенский партизан-дед, доросший до редактора издательства «Ураджай». Плюс бабушка, дворянка-шляхетка, три раза убегавшая из концлагеря в Германии, сохранившая тайну своего пребывания там до самой могилы.

И вот я, метис немыслимых крово-геносочетаний, человек с четвертой группой крови, удивительный и странный идеалист. Больной на всю голову. Невыносимый, гордый и заносчивый. Ранимый и несгибаемый. Прошедший горнило двух распавшихся браков. Пафосный до омерзения. Мать единственной и неповторимой дочери. Дизайнер, астролог, поэт, политический пофигист и патриот. Человек, предпочитающий молчать и общаться письменно, посредством компьютера. Это — диагноз.
Это — навсегда.

О, немыслимая моя ты Родина, мой Город на костях и крови с тысячелетней историей, моя школа в центре, где на субботниках мы откапывали черепа и звездочки, а на пустыре подрывались мальчишки. Я живу — на большом кладбище, на Месте, уничтоженном последней мировой войной на 80 процентов. Как-то, гуляя в парке, на меня наткнулись две молодые девчонки с радио. Они спросили, что я могу сказать о войне. Глядя на свою крохотную дочь, играющую передо мной, я сказала в диктофон, что войны нет, и слава богу! Я живу в мирное время, и это — главное. Я не попала под эту раздачу. И я надеюсь, что моя дочь тоже не узнает войны. Я молюсь об этом. Хотя видит Бог, сколько раз мы были близки к этому краю… Косово еще никто не отменял. Хиросиму — тоже.

Современный мир жесток. Но он прекрасен. И я надеюсь, что страна моя войдет в Евросоюз как равный и уважаемый партнер.

Моя страна — старейший член Организации Объединенных Наций. Это моя страна боролась и победила фашизм. Моя страна подписала все мыслимые и немыслимые союзы и пакты. И это моя страна прорвется и из этого дня — в день еще лучший.

Без войны, только бы без войны, Господи!

Я люблю свою страну. Я люблю мир, в котором я живу. И я люблю людей этого мира, хотя мне это ох как непросто.

Каждый новый человек — это тяжелое испытание для меня лично. Каждый человек — это своя история, свои корни и листья, свое поле битвы. Люди очень непростые существа. И очень часто первое, что делает каждый новый встречный — бьет меня со всей дури. Иногда мне хочется сказать — Господи, зачем я здесь, забери меня, нет же сил больше… Но я не говорю этого. Потому что мой отец не понял бы этих слов. И моя мама расстроилась бы, если бы со мной что-то случилось. Вот только поэтому. И еще потому, что мне надо протянуть еще как минимум 15 лет для моей девочки. Пока она не дорастет до 21 года. Вот тогда я подумаю, Господи. Спасибо, что Ты выслушал эти слова.
Я старалась не лгать Тебе, честное слово.
Аминь!

29 октября 2007 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *